Утраченную веру не вернешь в один день — ни гуманным законо¬дательством, ни громким, на всю страну, юридически безупречным процессом. Годами ее отбирали, го¬дами придется нашему народному суду доказывать народу свою непод¬купность, добросовестность, гуман¬ность, профессионализм. А власть у суда была и есть. Как раз во власти суда вершить судьбу людей никто не сомневается.
Мария Ефимовна отбывает сейчас наказание. Детей забрала к себе в Архангельскую область старшая дочь Галина. В придачу к своим пяте¬рым еще осиротевшие брат с сест¬рой. Времена трудные, и пишет Гали¬на на родину, что пока держится, да, видно, не по ней эта тяжесть, семеро теперь у них с мужем, а они небога¬тые люди… Пишет из заключения и Мария Ефимовна. В Байсе мне чита¬ли, переводили с марийского ее по¬следнее письмо. «Теперь никто ниче¬го не сможет сделать, раз заставили меня взять убийство на себя. Если б сын Вася не приехал, ничего бы не случилось. Очень сильно испугалась, что его жизнь испортят. Глаза опухли от слез. Не знаю, как успокоить свою душу. Может быть, Господь поможет мне вернуться домой?..»
Как не поверить в щемящую и сми¬ренную искренность этих слов?.. Что же перед нами, снова судебная ошиб¬ка? Или Мария спьяну забыла, как ткнула мужа ножиком, и теперь сама верит, что не убивала его? Или… Тем¬ное дело. А хочется, чтобы стало яс¬ным — не только суду, но и людям.