Теперь для обаятельной Халеды десятилетний путь борьбы за политическое влияние позади. А начался он с трагедии. Путчистами был убит ее муж — прези¬дент страны генерал Рах-ман. Вдова решила продол¬жать его дело и возглавила парламентское сопроти¬вление наступившей дикта¬туре.
С ней пытались сладить «и лаской, и таской». Не по¬лучилось. Халеда продол¬жала сражаться со своими противниками по-рыцар¬ски, с открытым забралом. И вот настал час ее торже¬ства. Или, наоборот, мо¬мент, когда особенно пони¬маешь, как оно тяжело, бремя власти.
А на другом континенте, в маленькой Никарагуа, на¬род снова отдал предпоч¬тение женщине. Женщине, обещающей только одно — мир…
Седая красавица Виолет¬та де Чаморра, президент Никарагуа, стала для многих людей на Земле олицетворе¬нием мудрой материнской власти, которая превыше всех принципов, политик, систем и идеологий ставит только одно — жизнь. То, о чем так часто забывают политики-мужчины…
Карасон Акино. , Вдова Акино. Телевизионные ка¬меры пристально вгляды¬ваются в лицо филиппин¬ского президента, обра¬щающейся к народу в час очередного переворота. Только что ей сообщили, что в бою ранен сын. Кто она сейчас? Мать Карасон? Или президент Карасон?..