30 января 2020

Новое время — новые песни? Или в наше время уже не до песен? Да нет, неправда — поем. Только каждый свое. У де¬тей своя музыка, своя — у взрос¬лых, тихая, никому почти не слышная — у стариков. Песен, слава Богу, на всех теперь хвата¬ет. Вроде и хорошо, и славно: можем позволить себе разное на¬строение, вкусы у нас, как обна¬ружилось, неодинаковые. Не хо¬тим больше ходить строем и петь хором.
Но почему же это многообразие чувств, настроений, вкусов никак не складывается в свободное, спокойное течение жизни? Или песни все еще не те, или солисты мы пока никудышные?
Можно подумать и так. Но тогда задумаемся и о том, какие мы слушатели. Слышим ли тех, кто рядом? Пытаемся ли их понять? Откликается ли душа на новый, незнакомый звук? Сочувствуем ли мы чужим усилиям, готовы ли разделять чье-то старание?
Нельзя научиться петь, не на¬учившись слушать. Беда — если слуха нет.
Контора знала, что в селе ее не любят. Раньше — молча, теперь — вслух: «Сидите на нашей шее и в ус не дуете!» Спиной чувствуя неприязнь, КОН-, торские усмехались: «А ну-ка, кто на наше место? Все вы, родненькие, у нас в столбик выстроены, все от нас зависите».
Председатель колхоза «Заря» Донецкой области П. Н. Татаринов однажды заметил, что выросший за последние годы отряд управленцев живет своей жизнью, мало связанной с хозяйством. Это показа¬лось ему ненормальным. Весной правление колхоза сократило сразу шестерых.
Сбросив балласт, колхоз¬ный воздушный шар по¬плыл дальше, оставив со¬кращенных женщин смо¬треть себе вслед.
Первая отвернулась от грустного зрелища Любовь Михайловна Лебеда. «Про¬щай, контора, надо жить дальше»,— решила она.
— Выход один — САМИМ ДАТЬ СЕБЕ РАБОТУ,- ска¬зала Лебеда подругам по несчастью.— Что, мы ниче¬го не умеем? Давайте от¬кроем свой магазин!
Но как приступить к делу, с чего начать? К счастью, нашлась в селе еще одна безработная, которая и раньше всерьез примеря¬ла роль коммерсанта. Она и взяла на себя основные хлопоты по организации нового дела.
Юрист Галина Александ¬ровна Лосева приехала в Свободное с дочерью-школьницей из города Апа¬титы. Шила флаги для сельсовета, вязала кофточ¬ки дояркам и досаждала председателю колхоза «Заря» бредовой затеей — организовать в селе тор¬говлю одеждой и обувью.
«Чур меня!» — мысленно крестился председатель, начисто отметая затею куп¬ли-продажи каких-то там шмоток в его селе, и указы¬вал Лосевой на дверь. Кол¬хоз не привык иметь дело с частными лицами и учре¬ждать неизвестно что. Ез¬дили всю жизнь в город с кошелками наперевес и будут ездить. «У меня сев на носу, а она с такой мело¬чью».